~Химера_Парфюмера~
Выбрось все, что прежде ты помнил, На границу яви и сна (c)
...Сколько океанов высохло, сколько песочных часов я разбила в надежде замедлить ход времени. Порой химеры впадают в зеркальную кому - если мы долго смотримся в зеркало, рано или поздно отражение зовет нас за собой гулять по переулкам миров, разглядывать цветные стеклышки и наблюдать за жизнью других со стороны. Наше существование при этом не прекращается, просто мы теряем телесность, будто бы исчезая из "реального" мира.
Я ушла в такую кому на очень долгий срок. И мне в ней было хорошо: тепло обволакивало меня со всех сторон, я не чувствовала ни глубины эмоций, ни смысла происходящего. Мятный, туманный сон без запаха и ярко выраженного вкуса, тень былых ощущений. Странное томительное чувство давило на ребра - аркан Повешенный, аркан Дурак, аркан Луна. Я утратила способность видеть то, что видела раньше: строчки мои перестали быть рваными и рвущими, язык притупился и обмяк. Мне требовался укол, пробуждающий к моей мнимой "жизни".
И я его получила.
Пока я странствовала по лабиринту отражений, мои Гости разошлись по своим домам и не-домам, помощи ждать было не откуда.
Меня разбудил удар в зеркало, в котором я жила. Осколки градом осыпались на пол, а я материализовалась в своей комнате, полулежащая, напуганная.
- Какая же ты химера. И не химера вовсе же.
Я глазами-блюдцами смотрела снизу вверх на высокого, обернутого в меха и кожу Охотника. Как он смог проникнуть в мой дом без приглашения, как он смог попасть ко мне в комнату, когда стены приручены мною и не позволят чужакам причинить мне вред, да как он вообще посмел вырвать меня из моего путешествия.
Я с достоинством поднялась с пола, проигнорировав его протянутую руку, отряхнула зеленый бархат платья, покачиваясь, направилась в гостиную, не удостоив человека ответом. Он, посмеиваясь, пошел следом, по-хозяйски тяжелым взглядом следя за мной. Дойдя до кресла, я забралась в него с ногами, завернувшись в плед, прикрыв веки. Бледные бабочки бились над угольками затухшего еще до моей комы камина, сквозняк гулял по помещению, не заботясь о том, что его никто не звал. Я поежилась, испугавшись за свою телесность - окна были открыты, слишком много воздуха для еще неокрепшей меня. Казалось бы, Охотник заметил это.
- Как-то холодно, простудишься же, или химеры не болеют? - Он, засучив рукава, закрыл все окна и начал разжигать камин с помощью обломков стула. Откуда в комнате обломки стула?...
Почувствовав на себе его взгляд, я, очнувшись, придала лицу более осмысленное выражение.
- Не болеем. Я просто умереть могу от ветра, рассеяться, не более, - голос звучал как-то особенно хрипло. Надо было приготовить медовый грог, но не хватало сил.
- Сейчас потеплее будет, - будто не слушая меня, сказал Охотник, раздувая огонь. - Выпей пока.
Он протянул мне флягу. Я, наплевав на осторожность, приняла ее из его рук. Холод металла был приятен, так как был ощущаем. Ощущения. Как я отвыкла от них. Я сделала жадный глоток и закашлялась: во фляге был терпкий ром, ощущались легкие нотки корицы и гвоздики. Охотник засмеялся, забирая флягу.
- Почему я не химера? - Капризно спросила я внезапно. - Вы можете обосновать? Явились без приглашения, бьете зеркала, отрицаете мою сущность... Как сюда вообще попали?
- Ну, потому что не химера, - проигнорировал мои основные вопросы незваный Гость, - потому что я смотрел в зеркало, в котором ты плавала, ты слишком много чувствуешь для химер. Ты - жива. А химера мертвы...
- Это по-другому называется, существование! - Гневно перебила я.
- ...Ты даже перебиваешь с чувством, эмоционально. Химеры холодны. Или ты продалась за способность чувствовать, или ты просто девушка-маг, которой удобно считать себя химерой.
Я сжалась в комочек и отвернулась от Охотника. Он тоже замолчал. Я ощущала на себе его взгляд, но он не был неприязненным или тяжелым, в нем ощущался интерес, ощущалось любопытство. Гость подошел ко мне и молча вложил в мои руки флягу.
- Я пойду спать, уже поздно. Утро вечера мудренее.
Не успела я возмутиться, как он поправил на мне плед и ушел на второй этаж. Я так и осталась сидеть в кресле с открытым ртом и ромом в руке. Сделав еще пару глотков от удивления, я откинулась на спинку кресла и сфокусировала взгляд на пляске языков пламени в камине. Кажется, в мою жизнь вошел удивительный человек, не отвечающий на мои вопросы, но заботящийся о моем состоянии, а я растеряла все свои манеры. Надо будет с утра приготовить ему мой фирменный кофий с лавандовым сахаром и серебряными цветками.